Статьи:Подвижность Середины (Центра) в тайцзи-цюане rus

Материал из КОМПЛЕКС ШИ МИНА. ТАЙЦЗИ-ЦЮАНЬ. ШКОЛА ВИКТОРА СЯО

Перейти к: навигация, поиск

Тайцзи — Душа Ушу (Февраль 2017 года)

«Подвижность "Середины (Центра)" в Тайцзи-цюане»


Автор: Виктор Сяо (Сяо Вэйцзя)


Черновой перевод: Ольга Антонюк

Редактор перевода: Виктор Сяо (Сяо Вэйцзя)


Эпиграф: «Центр» в тайцзи-цюане на начальном этапе практики может на мгновение и совпадать с центром тяжести, но диапазон и скорость передвижения «центра» в тайцзи-цюане трудно поддаются человеческому воображению.


VS-2017-02-1.jpg


Нашему привычному мышлению хочется, чтобы центр в тайцзи-цюане находился в некоем стабильном месте. Как будто лишь при такой стабильности им можно будет владеть и управлять. На самом деле, даже в статичных позах наш «центр» тоже подвижен, он незаметно колеблется вслед за нашим дыханием, а тем более находится в состоянии «чуткой готовности к передвижению». Иными словами, как только телу надо будет двинуться, нашему центру не потребуется новая команда на запуск, он естественно «поплывет, перемещаясь», следуя в ответ на запрос движения тела. Именно так идеально реализуется принцип «безразличного равновесия», то есть принцип самого тайцзи-цюаня.

Необходимо различать два понятия: «(силовой) центр» в тайцзи-цюане и центр тяжести человека. Центр тяжести тоже может менять свое положение в зависимости от движений и способа применения силы. Так, например, в боевом поединке противники стремятся не только нанести удары по центру тяжести друг друга, но и скрыть свой центр тяжести от напарника (такой же принцип характерен и для атаки и сокрытия «центра» в тайцзи-цюане). Однако, диапазон и скорость перемещения центра тяжести ограничены. «Центр» в тайцзи-цюане на начальном этапе практики может на мгновение и совпадать с центром тяжести, но диапазон и скорость передвижения «центра» в тайцзи-цюане трудно поддаются человеческому воображению. С точки зрения биомеханики в тайцзи-цюане, суммарную точку приложения сил, представляющую одну из разновидностей «центра», необходимо прочувствовать и научиться ею управлять. Она может оказаться как внутри, так и снаружи тела.

В предыдущих публикациях «Экспериментальная лаборатория Тайцзи: Силовое мышление» и «Тайцзи-цюань и условные рефлексы» мною говорилось о том, что система механики в тайцзи-цюане выходит далеко за пределы общепринятых представлений о биомеханике, потому что она использует «дух и внимание» в биополе «сплава духа-внимания-ци». Человеческая костно-мышечная и суставная опорная система, оказываясь в этом биополе, превращается в проводник и даже сверх-проводник духа-внимания-ци и силы-цзинь. Точки испускания силы-цзинь, их приложения, результирующие силовые точки, точки перекрещения силовых линий, неисчислимые модели «силового мышления» в большинстве случаев управляются нами не в нашем физическом теле, а в биополе, пронизывающем нас и внутри, и снаружи (Примечание: тело находится в биополе, а биополе — внутри и вовне тела). «Центр» в тайцзи-цюане тоже не является исключением. Техника познания себя и напарника «преследует выход на ‘центр’», ибо стоит овладеть «центром», как центр тяжести напарника неизбежно попадает в западню, напарник теряет над собой контроль, что предопределяет его поражение.

Приведу ещё один пример. Когда мы становимся в позу «лучника», то, вне зависимости от того, как распределен вес между передней и задней ногой, и от того, как распределяются «сюй и ши (состояние опоры)» в каждой ноге и между ними, они неизбежно становятся двумя точками опоры, то есть образуют то, что обычно называют «двойной тяжестью» (Примечание: мы перевод этого термина изменили на «двойную опору»). Всем известна поговорка в тайцзи-цюане о том, что «две ноги — как одна нога». А как это понимать?

В дополнение приведу ещё один пример. Когда цирковой мастер-акробат едет на одноколесном велосипеде, он сидит на седле, стопы его нажимают на педали, в опоре стоп на педалях бесконечно происходит разделение на «инь-ян, опорность-безопорность, легкость и тяжесть», а соприкосновение с землей, выдерживание общей нагрузки (и отдача от неё в седло), происходит на одной непрестанно находящейся в движении «точке» контакта колеса с землей. В этой точке в процессе выдерживания баланса и равновесия, само собой происходит беспрерывная смена «сюй-ши (состояния опоры)». В этом примере по отношению к целому объекту человек-велосипед эта точка и есть «точка тайцзи». Благодаря ей не только «две ноги становятся как одна», но и «две стопы становятся одной точкой». Суммарное изменение движений человека и велосипеда, скорость всех изменений, согласованность всех составных корпуса и четырех конечностей, соответствие центра тяжести человеческого тела, центра тяжести велосипеда, точки соприкосновения колеса с земной поверхностью — всё это собрано воедино и происходит в этой точке, в которой очень чутко налаживается и поддерживается общий баланс.

У нас такая точка именуется «центром». Стоит лишь эту точку убрать, как и человек, и велосипед вместе провалятся в пустоту. Если с уницикла снять сиденье и вилку и оставить лишь колесо и педали, сложность управления возрастет в разы! Если же поехать на таком уницикле по стальному канату, то множество переменных увеличится в десятки раз. Или, если акробат катится в большом стальном колесе (выглядит наподобие рисунка витрувианского человека Леонарда да Винчи), то независимо от того, как он будет опираться внутри этого колеса, в месте контакта колеса с землей все равно будет одна гуляющая точка (опоры). Помню, как–то мой учитель Ши Мин мне сказал: «Те юные девушки, выступающие в цирке, они этим «центром» владеют искусно. Они просто не ведают, что им можно пользоваться и в ушу». Поэтому для того чтобы избавиться от двойной опоры в стопах, нам необходимо найти такую объединяющую их точку.

Мы можем ещё провести ассоциацию с парящим бегом оленя. Кроме двух моментов полного отрыва от земли (первый, когда передние и задние ноги раскрываются в прыжке, и второй, когда передние и задние ноги собираются к центру) нет больше и мгновения, когда бы он касался земли двумя копытами одновременно. Четыре копыта попеременно касаются земли, то есть каждый раз лишь одно-единственное копыто касается земли. Это может стать отправной точкой для многих размышлений. Это же отвечает положению из трактатов о том, что «внимание и ци должны заменять друг друга чутко-подвижно, тогда будет забавно играть с этой идеальной подвижностью». Строго говоря, во время исполнения комплекса тайцзи-цюаня, во время обминания рук, точке приложения силы-цзинь не следует появляться больше, чем в одном месте.

Независимо от того, идет речь о колесе, или об олене, их все-таки можно повалить (сбоку). А что невозможно повалить? Шар! (Примечание: он не способен повалиться, при приложении силы он может только покатиться.) Но, катясь по земле, шар, перемещаясь, преодолевает расстояние. А вот если шар оказался в воде, где сопротивление силы трения можно почти игнорировать, то он будет вращаться почти на одном месте (в идеале, на одной точке опоры).

Вы, вероятно, спросите, откуда у нас «шар на воде», когда, практикуя тайцзи и обминая руки, мы стоим нашими стопами на земле? Тело человека, конечно, не является шаром, но в контролируемом силовым мышлением поле, оно может стать (невидимым) шаром. Когда «тело пронизывается пустотой насквозь», перестают существовать какие-либо преграды для движения духа-внимания-ци. Тогда, благодаря силовому мышлению, мы способны обрести качество «шара, плавающего на воде». И тогда «центр» может проявляться в любом месте на поверхности шара. Но, конечно, после того как мы достигнем состояния «отсутствия формы, образа и разделения», там не будет уже речи и о каких-либо шарах. Вы все можете продолжить исследование вопроса вглубь.



из журнала "Тайцзи — Душа Ушу", февраль 2017 года


Сообщите о нас друзьям в Вашей социальной сети и мы будем БЕЗМЕРНО рады!


©  Студия Тайцзи Виктора Сяо, 2008—2018
Все права защищены. При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.